среда, 19 сентября 2012 г.

Притча про Ивана и его счастье


Жил-был самый счастливый человек на свете. Проживал он в одном большом городе, но я точно забыла в каком. И имя его не помню, поэтому назовем нашего героя Иваном. Иваном Ивановым. Хотя его, вроде, совсем по-другому звали.

Так вот. Кроме того, что Иван был самым счастливым человеком на свете, он был еще и очень великодушным человеком, что весьма закономерно. И так однажды его расперло великодушие, что наш герой решил поделиться своим счастьем со всеми.


Но тут возникла проблема.
 «Вот как я это себе представляю?» - подумал Иван.

Нет, ну в самом деле, не будет же он приставать к незнакомым людям на улице. Может, у них у самих счастья дома хоть лопатой греби. Да и неподготовленному человеку вот так взять и счастья навалить — это тоже опасно. Вдруг у него сердце слабое.

К некоторым счастье само в руки идет, но они же, в силу своей твердолобости, утверждают, что, мол, есть одна только врожденная ошибка - это убеждение, будто мы рождены для счастья. Смешно сказать, но, судачат, был один мужик, который прям так дословно и говорил. Но больше на слухи похоже.

Кроме того, не будем забывать о тех, кто «Глупое сердце, не бейся! Все мы обмануты счастьем». Там вообще все сложно. Там думают, что счастье им чем-то обязано и, ничего не делая, ждут от него дивидендов. А кому-то так и вообще это счастье не нужно. Хотя... нет, ну как это может быть так, чтобы не нужно?

Что же делать, думает Иван?

И вот, путем логических умозаключений, пришел он к тому, что самым верным решением будет дать объявление. Взял Иван бумагу, цветные карандаши и начал составлять текст.

Внимание!

В это воскресенье
в 12:00
В Центральном сквере

Сделаю всех счастливыми.
Безвозмездно


Иван Иванов

О, как хорошо получилось! И на каждом объявлении Иван еще солнышко нарисовал и радугу. Баловство, а приятно.



***

Два дня потратил Ваня на свою затею. Две пачки бумаги перевел, карандаши подчистую исписал. Но, надо сказать, доволен своей работой остался. Еще два дня ушло на то, чтобы по всему городу эти бумажки расклеить. И вот, утром субботы все жители и гости города увидели яркие объявления.

Все обрадовались! А чего же не обрадоваться? Счастье раздают, да еще и взамен ничего не просят!

К обеду уже все знали о предстоящем мероприятии. В магазинах города даже образовались очереди из женщин, решивших по такому случаю купить новые туфли.

- Хороший человек-то какой! - судачили бабульки на скамейках. - Мало сейчас таких. Вот во времена нашей молодости...
И они начали вспоминать свои юные годы, а в их глазах запрыгали озорные искорки.

Дети бегали по городу и радостно голосили о том, что завтра будет большой праздник. Даже, говорят, мороженое беЗплатное будет. Тем, кто совсем быстро бегал и громче всех кричал, родители давали подзатыльника. Но это было больше так — для вида. Потому что родители и сами ощущали, что изнутри их переполняет удовольствие от ожидания и предвкушения.

Никто никому не нагрубил, уровень преступности в тот день был сведен к нулю. Если не считать одного пьянчужку, который на радостях, прочитав объявление, залез на фонарный столб. Но это он еще накануне наклюкался и протрезветь не успел.

***

На следующий день погода выдалась отменная. Если когда и раздаривать счастье, так только в такую погоду. Солнышко мягкое - не палящее, теплый летний ветерок, воздух пахнет озоном - где-то недалеко идет ласковый грибной дождик. Жизнь прекрасна.



Еще за час до назначенного времени в Центральном сквере стали собираться люди. Нарядные, улыбающиеся, довольные.

- Молодец, Ваня! Памятник таким людям ставить надо!

- Совершенно верно! Ведь сейчас памятники кому ставят? Бандитам всяким. Кто больше накрал, тому и ставят. А вот взяли бы, и простому человеку поставили. Честному, порядочному и ничего без спроса в жизни своей не бравшему.

- Ну, тут так категорично утверждать не стоит. Порядочность в наше время — понятие растяжимое. Вот как вы можете утверждать, что этот Иванов ничего в своей жизни к рукам не прибрал?

- Дело говорите! Вот откуда, скажите, у этого Иванова столько счастья? Дедушка-миллиардер из Америки, что ли?

- Думаете, накрал?

- Так ведь ясное дело, что накрал!

- Если честно заработанное, то кто ж его в здравом уме просто так всем раздавать будет?

- Вот-вот! В здравом уме. О каком тут здравом уме может идти речь? Он же явно ненормальный.

- Ага, накрал столько, что крыша поехала.

- Кошмааар...

- И нас туда же заманить пытается!

- Сообщниками сделать!

Тут толпа разделилась. Женщины начали рассуждать, как много развелось непорядочных мужчин. Нашлись две свидетельницы того, как Иван Иванов бил жену, проявлял нездоровый интерес к легкодоступным женщинам и спиртному, бросил восьмерых своих детей на улице, пропил дачу и убил трех любовниц.

Мужчины тем временем решили, что из-за таких засранцев, как этот Иванов, гибнет их, мужская, репутация. И, не имея никакой возможности исправить положение, они решили напиться.

Пожилые люди начали тянуть волынку о том, что мир катится в тартарары. Наиболее активные и возмущенные даже порывались драться с молодежью.

Дети поняли, что мороженого не будет.

***

- Здравствуйте, я Иван Иванов.

Иван подошел к бушующей толпе.

- Здравствуйте!

Зря он надеялся, что его услышат. Ведь в сквере собрался практически весь город. И все шумели, кричали, возмущались и ссорились.

- Здравствуйте...


- Здравствуйте, уважаемые стражи порядка! - Иван подошел к полицейским, спокойно наблюдающим за буйной толпой. - Скажите, а что тут происходит?

- Раз происходит, значит повод есть. Тебе-то что?

- Да я, знаете ли, мероприятие тут одно намечал. В полдень...

- Фамилия? - строго перебил его полицейский.

- Иванов. Иван Ива...

- Так вот ты какой, гад! И наглости хватило еще сюда прийти!

- Вяжем его, ребята!

И они все вместе накинулись на Ивана.

- Помогите! - закричал Иван, увидев стоящую невдалеке машину скорой помощи и скучающих возле нее потомков Гиппократа. - Помогите, товарищи! Тут полицейские сумасшедшие!

С явной неохотой люди в белых халатах направились на встречу.

- Что здесь происходит?

- Набросились... без... причины... ы... сумасшедшие! - пытаясь вырваться из крепких объятий правоохранительных органов, кричал Иванов.

- Да все в порядке, ребята. - сказал один из полицейских работникам скорой, - Мы Иванова поймали!

- Иванова? Ивана Иванова? Уберите немедленно от него руки... - закричал один из медиков.

- Убери... те! Пра... льно! Убери... те! - задыхаясь от борьбы, обрадовался дельному предложению врача Иванов.

- Уберите руки! - продолжал кричать медик, - Он НАШ пациент!

***

В понедельник город зажил своей обычной жизнью. Правда, погода подпортилась: солнце какое-то прям-таки не солнечное, свежий воздух аннулирован выхлопными газами машин, да еще и ветер какой-то такой противный, теплый. Сразу чувствуется - лето прошло.

А к обеду вообще дождик капать начал. Беда да и только.



О вчерашних вопиющих событиях напоминали только каблуки, разбросанные по Центральному скверу, поотлетавшие вчера у жительниц города от их новых туфель, да нелепые яркие бумажки, расклеенные по столбам:

Внимание!

В это воскресенье
в 12:00
В Центральном сквере...


... и дальше по тексту.

О том, кто их расклеивал никто и говорить не хотел - мало того, что этот Ваня оказался бандитом, пьяницей, кобелем и сумасшедшим, так он еще вчера и массовые беЗпорядки устроил в самом центре города. Дошло до драки между полицейскими и врачами скорой помощи! И народ, не знающий, куда в таких случаях принято звонить - 02, или 03 - кинулся разнимать дерущихся. Все, разумеется, переросло в коллективную потасовку, зато вопрос куда везти Ваню - в милицию или больницу, отпал сам собой - в драке ему сломали руку, и счастливые врачи гордо повезли его в травмпункт. С мигалкой!

Но сегодня об этом вспоминать не хотелось. Все спешили на работу и с работы, кутались в кофты и плащи, ругали чертову погоду и про себя удивлялись: как могли они, взрослые люди купиться на такую чепуху? Какое-то мнимое счастье. Да еще даром. Чепуха и только!

Вдоль оградки у проезжей части ковыляла сердитая бабуля, одетая несколько теплее, нежели требует погода. У нее в руках была хозяйственная сумка, из которой воинственной пикой торчал зонтик. Брови старушки были сдвинуты, губы заняты озлобленным шепотом. Бабуля шла вдоль проспекта, останавливаясь у столбов, срывая с них пачки ярких объявлений и складывая их в сумку.

- Едрить твою налево! Хулюганы!
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий