суббота, 19 ноября 2011 г.

Слова, которые ранят, слова, которые исцеляют

Из книги раввина Иосифа Телушкина "Слова, которые ранят, слова, которые исцеляют": Старое иудейское учение сравнивает язык со стрелой. Один раввин спросил: «А почему не с другим оружием, мечом, к примеру?» Ему ответили: «Потому, что если человек достает свой меч, чтобы поразить другого, тот может взмолиться и попросить его о пощаде, и человек может смягчиться и вернуть меч в ножны. А выпущенную стрелу уже не вернуть, как бы этого не хотелось». Великий иудейский писатель раввин Милтон Штейнберг как-то сказал: 
«Когда я был молод, я восхищался мудрыми людьми. Теперь, когда я уже стар, я восхищаюсь добрыми людьми». Штейнберг понял, что быть добрым, – гораздо большее достижение, чем быть замечательным... В старом

иудейском учении подмечено: «Для человека лучше не появляться на свет, чем переживать следующие семь вещей: видеть смерть своих детей, быть материально зависимым от других, умереть неестественно, потерять все свои знания, страдать, быть рабом и публично опорочить своего ближнего»... 

Первые шесть пунктов этого списка содержат одни из наиболее ужасных событий, которые могут случиться в жизни. Каждый, кто знаком с тем, кто похоронил своего ребенка, знает: ни один родитель никогда полностью не восстановился после подобной перенесенной боли. Также и перспектива быть полностью зависимым от других или, что еще хуже, оказаться у кого-либо в рабстве, ужасающа. В том, что касается «потери всех своих знаний», то все мы слышали о людях, совершавших самоубийства, когда им ставили диагноз болезни Альцгеймера. Хотя большинство столь радикального шага не делает, я подозреваю, многие из нас предпочли бы умереть, чем жить с серьезным повреждением мозга. Поразительно, что раввины включили в этот список ужасных событий «публичное порочение своего ближнего». Заметьте, что речь идет не о «быть опороченным публично», а о «публично опорочить своего ближнего». Для раввинов стать злобным человеком, который унижает других, столь же ужасно, как потерять ребенка или рассудок. Почему? В любой монотеистической вере считается, что умственные способности получены от Бога и каждый человек приходит в этот мир творить добро. Если не подобает попусту растрачивать дары, полученные от Бога, то насколько пагубнее обращать их на столь дурные цели, как осознанное причинение вреда другому существу! Наконец, помните, что следует наиболее тщательно следить за своими словами, когда мы наиболее расстроены. Общеизвестно, что в такие моменты обдумывать последствия того, что мы говорим, прежде, чем мы это скажем, особенно трудно. Если вы унизили другого, то непременно следует извиниться. Но гораздо нравственнее будет взять себя в руки прежде, чем вы кого-то опорочите, поскольку ни ваше глубочайшее сожаление, ни лучшие позывы не смогут начисто стереть ваши слова. Вы можете делать все возможное, чтобы постараться минимизировать их влияние, но это, к сожалению, все, что вы сможете сделать.

Слова, которые исцеляют:

Кто не станет использовать волшебное заклинание, если знает, что оно излечит любимого человека от ужасной болезни? Однако обычные, не волшебные, слова обладают столь же несомненной способностью облегчить «душевную боль» других». К сожалению, целительные слова часто не являют свою волшебную силу столь же быстро, как слова, которые ранят. То, что ранящие слова имеют, как правило, большую силу, чем слова исцеляющие, можно назвать одной из несправедливостей жизни. Сотни «Я тебя люблю» или «Ты моя радость», сказанных ребенку, могут не оказаться достаточно сильными, чтобы преодолеть долговременный результат от кратких вспышек вроде «Ну что ты за дурак (или идиот, или кретин)!», или «Ты эгоист, который никогда ни о ком не заботится!», или «Что же такого я натворила, что Господь наказал меня тобой?» Часто, чтобы исцелить кого-то, нам необходимо из раза в раз подкреплять свои позитивные слова, повторяя их. Но это стоит того. И хотя большинство из нас признает целительную силу слов, мы часто бываем скупы на них. Представьте следующий разговор, произошедший на еврейских похоронах. После службы все ушли с кладбища, и там остались только плачущий супруг и раввин. Супруг еще долго оставался на могиле, пока, наконец, раввин не подошел к нему: «Служба давно закончилась, и уже пора уходить», – сказал он. Супруг махнул на него рукой: «Вы не понимаете. Я любил свою жену». «Уверен, что любили, – ответил раввин, – но вы здесь уже очень долго. Теперь пора уходить». И снова муж сказал: «Вы не понимаете. Я любил свою жену». И опять раввин посоветовал ему уйти. «Но вы не понимаете, – сказал ему супруг – я любил свою жену и однажды почти сказал ей об этом».

Когда Джэк Ример, раввин, от которого я услышал эту историю, закончил, то добавил: «Можешь себе представить то чувство стыда, которое ты испытываешь стоя на могиле, говоря прощальные слова и поняв в тот момент, что ты не сказал, когда мог бы, когда следовало бы, когда еще было время? Можешь себе представить: тебе предстоит прожить оставшуюся жизнь со знанием, что ты любил кого-то и что «однажды ты почти сказал ей об этом»?» История Римера западает в память, она навязчива, поскольку описывает одну из самых распространенных и печальнейших человеческих черт. Я называю это «душевный запор», неспособность выразить любовь, благодарность и заботу, несмотря на то, что испытываешь эти чувства. Люди, страдающие подобным недугом, не обязательно не способны выражать свои эмоции, многие из них хорошо знают, как поделиться своим гневом или раздражением. Лишь когда дело доходит до более нежных чувств, они становятся необычайно сдержанными. Почему? Для одних причина кроется в неразрешенном гневе или беспомощности перед лицом потребностей других. Для других это может быть следствием недостатка воображения, просто незнанием того, что можно в этом случае сказать. 

Насколько красноречивое выражение сопереживания! Когда стремление облегчить чью-либо боль достаточно глубоко, почти всегда можно найти слова или поступки, которые существенно изменят ситуацию. Повседневная жизнь иногда требует от нас достаточно драматичных поступков. Все хотят знать, что о них заботятся, их благие поступки встречаются с благодарностью, другие их любят. Все так просто. И если они уже слышали о подобном чувстве в понедельник, это совсем не значит, что им нет нужды слышать об этом снова во вторник. Это главная причина, почему слова, которые исцеляют и вдохновляют, должны повторяться снова и снова. Годы работы раввина Римера в качестве духовного советника вдохновили его написать стихотворение «Что ты не сделал», описывающее раскаяния женщины, слишком поздно понявшей, насколько она была скупа в выражении своей благодарности:
Ты помнишь, как я взяла твою новенькую машину и помяла ее? 
Я думала, что ты убьешь меня, – но ты не сделал.
А помнишь, как я потащила тебя на пляж, ты говорил, что будет дождь, и он пошел?
Я думала, ты скажешь: «Ведь я же говорил тебе», – но ты не сделал.
А помнишь, как я флиртовала со всеми парнями, чтоб вызвать твою ревность? 
Я думала, ты бросишь меня, – но ты не сделал.
А помнишь, как я бросила черничный пирог на твой новый плед?
Я думала, ты точно оставишь меня, – но ты не сделал…
Есть много того, чего ты не сделал,
Но ты сносил меня, и ты любил меня, и ты берег меня.
Было так много всего, за что я хотела поблагодарить тебя, когда ты вернешься с войны, – но ты не сделал.

Людей, которые нам очень близки, не следует воспринимать как данность или заставлять их ждать особого случая, чтобы услышать от нас слова благодарности. Мы просто должны выражать свою признательность неоднократно и часто. Если же мы этого не делаем, то мы просто неблагодарны. Вторая категория слов, которую Ример предлагает нам использовать чаще – «Я тебя люблю». Любящие родители, у которых маленькие дети, и те, у кого удачно складываются романтические отношения, знают о важности частого повторения данных слов. К сожалению, большинство людей либо забывает о них, либо пренебрегает ими, возможно потому, что чувствуют неловкость от проявления нежных чувств. Есть так много разных способов выразить нашу любовь. Есть множество способов выразить свою любовь, и человек, внимательный к другим, постарается найти тот из них, который необходим адресату. Профессор Рювен Кимелман как-то сказал мне: «Соблюдали ли вы должным образом заповедь «возлюби ближнего как самого себя», подтверждается не вашей уверенностью, что вы поступали так, а чувством вашего ближнего, что вы его любите». Для некоторых людей главным выражением любви являются поступки. Другие испытывают большую потребность в словах любви. Человек относящийся с любовью к окружающим и признающийся им в этом, приносит радость не только им, но и себе.

Третья и четвертая фразы, «Как ты?» и «Тебе что-нибудь нужно?», делают акцент на «тебе», на том, что нужно и что заботит того человека, к которому мы обращаемся. Есть еще одна фраза, которой нет в списке раввина Римера, но без которой невозможно обойтись человеку, желающему исцелить причиненную им боль. Однако, для многих людей сказать: «Прости» – один из сложнейших поступков в жизни. Принесение извинения означает признание своей неправоты, а возможно даже и жестокости. Все мы слышали о враждующих братьях и сестрах или некогда близких друзьях. Эта неприязнь длится годами, несмотря на то, что ей можно сразу положить конец, если одна из сторон скажет: «Прости». Если вы считаете, что я преувеличиваю, то вспомните о ком-то, кто вас разозлил. В большинстве случаев, если бы тот человек вдруг пришел к вам и выразил свое искреннее сожаление, извинившись за причиненную боль, неужели бы вас это не тронуло?

Согласно древним иудейским учениям, человеку, искренне раскаявшемуся в Йом-Кипур (День Искупления), будут прощены любые грехи, совершенные им против Бога. Но День Искупления не дает прощения за грехи, совершенные против другого человека, пока совершивший их не пойдет к тому, кому он причинил боль, и не скажет ему исцеляющих слов. Теперь на какой-то момент отложите эту книгу и вспомните, кому вы могли причинить боль, преднамеренно или непреднамеренно. Если вы готовы сделать это, позвоните тому человеку и скажите: «Прости».
Если вы не желаете этого делать, спросите себя: «Почему?» Есть ли смысл продолжать раздор? Разве причина противостояния до сих пор выглядит столь же значительной, как это было вначале? Если это не так, то, вероятно, пришло время написать письмо с извинениями или позвонить тому человеку и сказать: «Мне жаль, что так получилось. Я приношу свои извинения за ссору, прости за потерянные годы нашей дружбы».

Согласно Талмуду, один из первых вопросов, которые задают душе умершего человека, представшей перед Небесным судом звучит так: «Надеялся ли ты на всемирное избавление?» Другими словами, стремился ли человек сделать что-то, чтобы мир, который он покинет, стал лучше, чем когда он в него пришел? Если вы избегаете говорить другим или о других слова, которые могут их ранить, и приучаете себя говорить слова, поднимающие дух окружающих, значит вы прошли долгий путь к осуществлению вековой миссии, возложенной Богом на человечество: «Вести мир к совершенству под началом Бога».

Прежде чем начать кого-то критиковать, задайте себе три вопроса:
1.Какие чувства вызывает во мне эта критика? Приносит ли она мне боль или радость? Если у вас есть предвкушение этого, то воздержитесь. Ваши мотивы здесь, вероятно, по меньшей мере частично не искренни (вы не столько хотите помочь человеку, сколько представляете, как вы с ним разделаетесь), и ваш собеседник скорее всего встретит негативно вашу критику. Если мысль о критике другого доставляет вам боль, и тем не менее вы считаете необходимым высказаться, то сделайте это. Наверное, ваши мотивы искренни, и ваша забота о другом человеке будет заметна, что обеспечит большую вероятность того, что он сможет принять или по крайней мере выслушать вашу критику.
2. Содержится ли в моей критике конкретный совет, как изменить ситуацию?
3. Можно ли назвать мои слова не грубыми и убедительными? Избегайте использования в критике слов «всегда» («Ты всегда безответственен») и «никогда» («Ты никогда не думаешь о том, что нужно другому»). Подобные слова односторонни и деморализуют критикуемого человека, что может привести к тому, что он отвергнет все, что вы говорите. Кто признается: «Да, это правда. Я никогда не думал о том, что нужно другому». Особенно постарайтесь избегать говорить подобные вещи детям. Их самолюбие бывает чрезвычайно уязвимым, и подобные упреки могут обернуться тем, что они сочтут себя никчемными. Помните слова Иоганна Поль Фридриха: «Если ребенок врет, скажите ему, что он врет, но не называйте его вруном. Если вы назовете его вруном, то подорвете его уверенность в себе».

Когда критикуете, нужно мыслить стратегически. Помните три совета средневекового иудейского философа и раввина Моше Маймонида: «Тому, кто упрекает другого… следует:
1. Выражать свой упрек частным образом.
2. Говорить с нечестивцем спокойно и дружелюбно.
3. Дать понять, что этот разговор затеян только для его блага».
Поскольку мы в состоянии стать лучше и вырасти морально, следует относиться к тем, кто нас критикует, объективно и конструктивно, с той же признательностью, которую мы испытываем к доктору, который правильно ставит диагноз, а без критических замечаний мы можем деградировать нравственно. Если кто-то вас осуждает, сдержитесь от искушения указать на схожие или другие недостатки в критикующем. Вместо этого спросите себя: «Действительно ли критика справедлива?» Если критика кажется преувеличенной, задайте себе другой вопрос: «Есть ли что-то ценное в данной критике? Могу ли я принять ее, и стать лучше?»

Иудейский закон рассматривает унижение человека, особенно публичное, как один из самых жестоких поступков. Публичное унижение наносит такую травму, после которой могут оправиться далеко не все, как было показано на примерах семилетней девочки, которую учитель высмеял перед всем классом, девочки—подростка с избыточным весом, которую мать осмеивала в присутствии приходивших родственников и друзей, или жертвы изнасилования, столкнувшейся с тем, что адвокат по уголовным делам пытался убедить суд присяжных в том, что проституция была для нее вторым заработком. Ввиду того, что публичное унижение часто наносит непоправимый вред, оно в некоторых случаях может быть неискупимым. Чтобы избежать какого-либо унижения человека в будущем, необходимо помнить о двух вещах: Снова и снова размышляйте о безнравственности унижения человека. Это особенно важно для людей со вспыльчивым характером и острым на язык. Данное сочетание иногда искушает их сделать остроумные, но очень болезненные, саркастические замечания в чей-либо адрес (к сожалению, быть остроумным, когда дело касается восхваления кого-то, гораздо сложнее). Есть такая еврейская шутка: «Кто герой? Тот, кто удержался от сарказма».

Если вы расстроены, подумайте, прежде чем что-то сказать. И хотя люди в гневе наиболее всего склонны к унижению других, Талмуд предостерегает нас всех, что надо быть очень осторожными, чтобы не совершить подобного: «Если кто-то пытался задержаться в чьей-то семье, не напоминайте ему об этом», чтобы не вызвать у него горьких воспоминаний или не напомнить об этом другим, кто присутствует при подобной постыдной ситуации. Если Талмуд придает такое значение столь маловероятной ситуации, то сколь более осторожными должны быть мы, чтобы не насмехаться над чьим-то неприятным запахом изо рта, угрями, внешней непривлекательностью, недостатком сообразительности или неспособностью достичь профессиональных успехов...


Комментариев нет:

Отправить комментарий